barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

Categories:

Запертые. Девятая серия ( часть вторая)

Я после пощечины сразу на шаг подальше отполз, банку на пол поставил, собрался с мыслью и снова вопрошаю:
- Ольга, – говорю, – Отвечай, как на духу, ты это или не ты?      
                   Только сейчас Ольга заметила, что рядом пол весь залит кровью,  а вокруг громоздятся кучи рогатых трупов, причем головы валяются отдельно от тел.  Вдруг она увидела свои окровавленные когти и  тут как заорет таким, знаете, леденящим душу криком, какие бывают в хичкоковских фильмах.
- Макруб! – восклицает с ужасом после того, как орать перестала. – Вы что, снова его вызывали? Почему меня опять никто не спросил?  - и оглядывается такая по сторонам -  Постой, постой, это же не моя квартира!? Что произошло?
                     Я в ухе немного пальцем поковырялся, чтобы звон от её крика рассеять и говорю:
- Успокойся. Ты чего, вообще ничего не помнишь?
- Что я должна помнить? – на меня наезжает.
                   И ползет такая быстро-быстро на четвереньках ко мне, и вцепляется в мою рванную рубаху, требуя ответов.
- Стой, стой, стой, – говорю как можно спокойнее и отстраняю её руки от себя, чтобы она меня не царапала. – Мы в квартире Петровны. Мы пришли сюда, чтобы заглянуть в её сундук. Это помнишь?
- Нет! – выпаливает со страхом, а после моргает, словно отматывает память назад. – Помню, вы ушли с Серафимой, а я осталась одна. Виталю трясло, я его пыталась отпоить молоком и травяным отваром. А потом…гусеницы…пятно на стене….я искала фонарь … а потом…нет, не помню….
- Ага, – говорю, – все ясно. Походу демон у тебя память отшиб.
- Почему у меня когти? – Ольга вновь начинает паниковать. – Принеси мне зеркало, я хочу посмотреть на себя.
- Ну-у-уж, нет, – категорически головой мотаю. – Не дам я тебе зеркало и не проси.
                 Несмотря на вернувшиеся родные глаза, остальное лицо Ольги нуждалось в интенсивной пластике. Подбородок до сих пор не убрался, а низкий лоб с морщинами превращал её в какую-то олигофренку.
                    Ольга ощупывает подбородок и её осеняет:
- Ипать, он еще здесь!
- Я думаю да, – киваю. – Ты должна съесть это.
                    И банку с огурцами ей подвигаю.
- Что это? – спрашивает Ольга с кислой миной.
- Огурцы.
- Вижу, что огурцы. Зачем ты мне их суешь?
- Ты же мне сама...ах да, черт, ты же не помнишь ни черта. В общем, ешь давай, они тебе помогут.
- Да сам ты жри эти огурцы, – возмущается. – Отвяжи меня от батареи, я избавлюсь от него у себя дома…. У меня …эти… специальные штуки…дома.. у меня.
               Говорит так и жестикулирует, будто на ходу сочиняет.
               Я банку отодвинул от неё и сам чуть отполз.
               Чую: что-то не то с ней.
- Ладно, – говорю спокойно. – Я все понял. Это демон в тебе мешает все вспомнить. Отвязать тебя от цепи с эти когтями? Ты думаешь я вообще идиот!?
- Да отвяжи ты меня, чертов мудик! Я все сама сделаю!  - и от злости Ольга давай цепью греметь, натягивая её до предела.
                Я, конечно, помнил о том, что Ольга замочила своего жениха, но почему-то сомневался, что она способна быть такой же злой, как сейчас. От её злости мне стало совсем не по себе, потому как я понимал теперь, что это какая-то хитрость демона. Вероятно, он выпустил только часть Ольги, какую-то самую её противную часть.
                 Ладно, думаю, не хочешь жрать эти огурцы, тогда мне придется тебя заставить.  Засовываю руку в банку, достаю огурец побольше и на коленях к ней ближе подползаю.
- Оль, а Оль,  - говорю с улыбкой такой дебильной, - хватит ругаться, а? Давай, по-хорошему?
                   По мере моего наступления, Ольга вжималась в батарею все сильнее и сильнее, словно рассчитывала просочиться сквозь чугунные решетки по ту сторону бытия.
                  И вот я совсем уже неприлично близко к ней подобрался, врезал свое колено между её коленями и после демонстративно понюхал огурец перед её страшной рожицей.
- Ммм… - говорю, как последний дебил. – Вкуснятина! Я бы и сам съел, но у меня желудок чувствительный, а тебе это в самый раз.
                   Ольга смотрит на меня таким ошарашенным взглядом, словно я разумом двинулся, а она беспомощная жертва.
- Отстань от меня, козлина, – говорит, – Не буду я жрать твои чертовы огурцы! Это ведь тебя Серафима надоумила? Скажи! Скажи, что это правда !? Отравить меня решили?
- Да больно ты сдалась нам с Серафимой, дура ты чертова! Ешь, давай! Ешь!
                 И сую ей огурец прямо в рот, а она губы сжала, как ребенок, которого с ложки кормят и самоотверженно лицо в стороны отводит. Туда- сюда, а я все ищу случая как бы огурец всунуть.
- Ладно, хватит! – разозлился я и хрясь, откусил сам пол огурца.
- Видишь? – говорю, жуя. – Ничего не отравлено. Отличный огурец! А теперь ты.
                  Ольга беззвучно головой мотает. Тогда я перешел совсем на крайние меры. Беру и влепляю ей пощечину.  Ударил вроде не сильно, а ощущение, что себя ударил.
                   От изумления у Ольги нижняя челюсть чуть ли не до земли отвисла. Я время терять не стал. Взял и отправил огурец прямиком в её разинутую пасть. Ольга опомнилась, попыталась выплюнуть, но я уже придавливал её нижнюю челюсть снизу так сильно, что слышно было, как скрипят зубы.
- Жуй, жуй, чертова дура! – пыхчу. – Он же в тебе сидит!
                  Так с моей помощью она перемолола и проглотила практически всю половину огурца. Я отпрянул назад и с разинутыми глазами стал ждать, чего будет. 
                 Ольга закатила глаза, её голова закачалась и свалилась на грудь, будто она упала в обморок.
                 Я решил, что огуречный дух приступил к очищению её организма от злой силы и преисполнился надеждой.
                 Прошла минута, другая и я забеспокоился. Какого черта она не шевелится? Черт, а вдруг я и впрямь отравил её?
                С этими мыслями я потихоньку-помаленьку подполз к её обездвиженному телу. Длинные русые волосы спадали с неё водопадом, полностью скрывая лицо.
- Оль, – толкаю её легонько в плечо, – Оль, ты живая? О..
                 Внезапно её когтистая лапа хватает меня за шею и последнее обращение застревает у меня в горле. В следующую секунду я вместе с ней взлетаю в воздух и ударяюсь затылком о потолок.  Цепь натягивается до предела, мешая лететь нам дальше.
                   Из завесы растрепанных волос на меня взирает демон. Я чувствую, что вот—вот мои шейные позвонки хрустнут. У меня совершенно нет сил, чтобы достать из штанов топор. Я просто держусь за жилистую лапу двумя руками и смутно готовлюсь принять вечность.
- Ты еще пожалеешь за свою дерзость, человек со стороны! – шипит демон. - Помни, Маркуб теперь знает тебя!
                  Я хочу послать его на хер, но в ответ лишь кряхчу. Все плывет перед глазами. Меня обволакивает туман.
                  Затем я начинаю падать в обморок и тут мы пикируем на пол с двухметровой высоты.
                 Первый вздох обжигает легкие, красный туман смерти в голове распадается на облака, мой пьяный помутившийся взгляд снова различает предметы. Я вижу советскую люстру с прозрачными висюльками, посеревший от времени потолок, окно в лоджию,  за стеклом которого аккуратно выложены кирпичи, бежевую дверцу стенки-шкафа…
                Я приподнимаюсь на локотках  и вижу перед собой Ольгу в нижнем белье. Она лежит на животе в моих ногах и  потихоньку начинается шевелиться. Её лицо снова скрыто волосами, поэтому я на всякий случаю достаю топор.
-  Ольга? – спрашиваю.
- Я Ольга, – говорит устало, поднимаясь на колени.
                  Встряхнула волосами, а там снова нормальная девушка, без кащейских подбородков и медвежьих когтей.
- Слава небесам…. – вздыхаю с надрывным облегчением. – Ты меня сейчас чуть не убила!
- Знаю, знаю, – спокойной так отвечает, от цепи отвязываясь. – Ты все правильно сделал.
- Так ты все помнишь?
- Не совсем. Это как будто после сильной пьянки или наркоты, понимаешь? Отрывками что-то всплывает и все кажется нереальным.
                 Она уже от цепи отвязалась и из банки свежий огурец достала, села на диван вместе с банкой, ногу на ногу и давай хрумкать, как ни в чем не бывало.
- Черт, я голодная, как три дня ничего не ела, – говорит, продолжая из банки огурцы выуживать. – Знаешь, после всех этих сеансов контакта у меня все внутри как будто заново отрастает, – тут она делает брезгливую гримасу, –  Сердце, легкие, печень.. я чувствую, как это всё растет…И есть хочется ужасно. Хочешь? – мне огурец протягивает.
- Нет,  спасибо. Я уже поел.
                  Я сам к стенке отошел, присел там рядом с телевизором и любуюсь её секретом от Виктории.
- Тебе не больно? – на её искусанные ноги киваю.
- Вот черт!  – опомнилась Ольга. – Я же голая совсем! А ну отвернись!
                 Я, конечно, для приличия отвернулся и тут уткнулся взглядом в черное озеро на столе рядом. Смотрю такой, а в озере словно движение какое.. Только не поймешь это кажется или на самом деле что-то двигается, озеро то черное, как …ну, вы поняли.
                 Ольга рядом встала и давай рыться по полкам в шкафу. Вверху открыла, повыкидывала оттуда одеяла, простыни, полотенца,  потом внизу порылась, потом снова вверху  и, наконец, вытащила на свет древнее исстиранное ситцевое платье эпохи рабочих и крестьян. Такое легкое,  в сине-белую клетку, без рукавов, без декольте,  зауженное в талии и  с пышной юбкой чуть ниже колен.
               Надела его и велела оценить. Я сказал, что выглядит она шикарно, но не кажется ли ей, что из этого озера может что-нибудь выбраться?
- Ах да, точно,  – хлопает себя по лбу.
                Затем берет остатки рассола и выливает прямо на картину.  Картина зашипела и ошпарилась прямо, как парильная в бане. Черная поверхность озера на холсте приобрела матовый оттенок, словно покрылась коркой прозрачного льда.
- Ну, вот и все,  - победоносно заключает Ольга. – Думаю, здесь нам больше нечего опасаться.
- Ну, конечно, – усмехаюсь.  - Думаешь, он нас оставит в покое?
- Конечно, не оставит, но мы …- тут она перешла на шепот, – я чувствую, что мы скоро до него доберемся. А где мое ружье? Ах, вот оно.
                Взяла и проверила заряды.
- А ты метко стреляешь, – мне говорит. – Забыла тебе сказать, патроны у меня в платье старом остались. Ну что, идем?
                Стоит такая с закинутым на плечо стволом и у меня такое чувство, что она под экстази.
-Ты какая-то слишком бодрая стала, – говорю, – Он тебя точно отпустил?
- Да точно-точно. Это всегда так после проникновения. Мне кажется это из-за выброса эндорфинов.
- Проникновения?
- Хватит придираться к словам.
- Так точно сходишь со мной на свидание?
- Сказала же схожу.
- Хорошо, сейчас пойдем, только ответь на один вопрос.
- Какой?
- Что это за Великий Желтый Дракон такой?
                     Ольга вздохнула, подошла ко мне и рядом села на краешек тумбы с телевизором.
- Это наша надежда, – говорит серьезно, ко мне свое личико обратив.
- Я думал, я ваша надежда.
                   Мы одновременно улыбнулись этой шутке, она приятельски толкнула меня в плечо. Внутри себя я ощутил нечто давно забытое. Это был взрыв микро атомной бомбы в самой глубине живота. Взрывные волны стремительно поглощали мое сердце, печень, легкие,  кишки и пробирались в мозг. Черт, не могу поверить, что я видел её грудь.
- Ты помнишь, что я рассказывала о Макрубе и его брате? – спрашивает Ольга, не подозревая о взрыве в моем животе.
- Два единоутробных брата, рожденные самим Грехом?
- Именно, – кивает она. – Но ты знаешь не все.
- Я догадывался, – говорю. – И что же я не знаю?

- Макруб и Дэмиэл олицетворяли зло в одной гностической религии в раннехристианский период. Это была малоизвестная синкретическая секта в восточном Иране. Может быть, ты слышал об учении Мани?
- Не слышал, – говорю, чувствуя я себя тупым, как пробка.
- В общем, суть такая. Где-то в третьем веке в Сассанидской Империи жил один перс по имени Мани. В двенадцать лет ему было откровение от Господа нашего Всеблагого. Мани открылись таинства истинного положения вещей в мире. Он много путешествовал в восточных землях и учил людей  тому, чему учит нас Иисус, но у этого учения имелась и тайная сторона, о которой знала только небольшая община в Хорасане.
- Избранные? – догадываюсь, весь заинтригованный.
- Именно. Избранные. По легенде, Мани нашел их в разных деревнях к северу, востоку, югу и запада от Нишапура.
- Нишапура ? – переспрашиваю.
- Да, Нишапура. – терпеливо поясняет Ольга. - Город такой древний.
- Ну-ну, и что дальше?
- Дальше то, что тайное учение мани, эта обратная сторона манихейства содержала нечто вроде конкретных инструкций о том, как усмирять демонов, если они смогут появиться на земле человеков, дабы совращать слабых и пожирать души чистых во имя своих мерзких целей, истоки которых в Аду…
                  Я уже успел подметить, что глаза Ольги начинают гореть всякий раз, как она рассказывает о демонах или Боге. Вот и сейчас она тараторила так, словно сама переживала всю эту двухтысячную  историю снова.  Я знал, что с её головой что-то не так, но это ничуть не убавляло моего желания встретиться с ней в более романтичной обстановке.
- …. Мани поведал своим избранным ученикам о Великом Желтом Драконе,  – рассказывает она дальше. – Адепты мани иногда называют его Великим Иранским Драконом. Посвященные верят, что Великий Желтый Дракон на самом деле архангел Гавриил.  И только он может повергнуть демонов обратно в пучину ада. Теперь понял, что это за дракон?
- И ты .. ты прочла все это в своей библиотеке?
                 Ольга держится за ствол ружья, упирая приклад в пол, и смотрит на меня как-то неоднозначно, глазами, которые все еще не потухли от наплыва патетики.
- Нет, - говорит нехотя. – Не в библиотеке.
- А где тогда?
- Видел в полях дуб?
                   Я живо вспомнил силуэт дерева на закате и фигуру мальчишки, возвращающегося с полей.
- Да. И что с этим дубом?
- Там, под этим деревом лог расположен. От дома его не видно, но он достаточно глубокий и длинный.  Зимой городские мальчишки раньше туда часто отправлялись кататься на санках. Сугробы там бывают двухметровые, а летом по дну только ручеек небольшой течет.
- И что с этим логом?
- А то, что когда дом строили, трубу канализационную туда протянули. Потом, когда земля начала проседать, схему канализации поменяли. Ну, помнишь, я тебе рассказывала?
- Да, да, помню.
- Ну, вот, а эту трубу в подвале просто цементом заделали, но там постоянно затопы - то ключи из- под земли, то канализация прорывается - и в общем потихоньку все равно всё в лог просачивалось, бетон то давно разъело от всякой гадости. Через несколько лет лог заполнился этой жижой и превратился в болото. В общем, гиблое это стало место, там и трава рядом вся повяла, но дубу ничего не сделалась. С тех пор, как мы стали ждать Дэмиэла, Виталя каждый день туда ходил… Бродил вдоль и поперек, все ему казалось , что Дэмиэл где-то рядом с болотом этим ошивается.  И однажды, где-то пару лет назад.. он увидел куклу…она лежала прямо в центре того болота… Ну, ладно бы просто кукла, так нет, это была та самая, что он Вике дарил…ну когда еще ребенком был. И он, как дурак, полез прямо в болото спасать эту дурацкую куклу. И через пару шагов он, конечно, завяз там по уши, провалился, как рассказывает, сначала по пояс, потом по горло, а до куклы не добрался всего ничего. В общем, потом, говорит, провалился весь и думал, что умер уже, но вдруг под ногами опору ощутил. И эта опора подняла его вверх и одновременно вокруг какие-то газы разошлись, так что Виталя потерял сознание. Очнулся уже на склоне лога,  как раз под дубом. Лежит на спине, глаза открывает, и что бы ты думал у него на животе?
- Что? – говорю шепотом с выпученными глазами.
- Кукла! – выпаливает Ольга набожно, будто о чем-то святом. – Вот тебе крест, что так все и было . Ну, с его слов конечно. Но самое интересное , что склоны лога рядом оказались со свежими следами. Там земля была конкретно так взрыта в радиусе трех-четырех метров.  Мы с Серафимой сначала не поверили, но потом сами сходили посмотреть. Следы эти были…вроде как когти, но только очень большие когти…
- И насколько больше?
- Ну, я думаю метра три точно.
- Постой, так думаешь это что… ?
- Я ничего не думаю, – Ольга палец к губам прижала, давая мне знак, что бы я следил за своими словами и дальше шепотом добавляет:– Но только на той кукле, что Виталя спасал , на пластмассовом заду мы нашли адрес.
- Чего вы нашли? – хмурюсь такой в непонятках.
- Адрес одного портала в интернете.
- Иди ты!
- Ты дальше слушай! – хлопает Ольга ресницами. - Это был адрес с несуществующим доменным именем. Ты видел когда-нибудь адреса, которые кончаются на «.dr» ?
- Я в компьютерах не шарю.
- А я тебе скажу, что такого адреса сегодня не существует  и тем менее страница загрузилась. И что мы там увидели?
- И что вы там увидели?
- Это была страница некой гонконгской компании Муаморо.  Официально компания заготавливает и экспортирует акулий плавник в страны Европы. В действительности же, весь бизнес поддерживает секту последователей Великого Желтого Дракона. Эта потомки тайной общины из Хорасана. Они сохранили свое учение через века, чтобы взывать к Дракону в минуты пришествия темных существ. На сайте указаны конкретные места, где Дракон уже появлялся. Австралия, Африка, Южная Америка… Последний раз это было в  Нью-Йорке в сентябре 2001 года.
- И почему это не показали по новостям?
- В том то и дело, Леша. Дракон не может являться в своем истинном облике. Каждый раз перед его пришествием на земле рождается человек – сосуд для Дракона. Проводник.  Это всегда особенный человек.  С момента рождения и до прихода Дракона его дух и тело пребывают в страшных страданиях.  Дракон всегда один, но его проводники меняются. И мы…мы очень ждали такого проводника, Леша.
                             Ольга замолкал и смотрит на меня так неоднозначно.
- Постой, - говорю. - Так ты подумала, что я и есть тот проводник? Но это не я!
- Сейчас я знаю это, но теперь это не важно. – она кладет ладонь мне на плечо. – Ты стал частью команды. Теперь ты один из нас.              
- Слушай, - говорю.- А твой шрам на груди? Он был у тебя всегда?
- Был, – отвечает, прижимая ладонь к тому месту, где под платьем у неё шрамированный круг. – С рождения был. Бабки-повитухи говорили, что бес меня попутал. Что я буду проходной калиткой для нечисти всякой.  Ладно хоть сжигать не стали, все-таки двадцатый век на дворе.
- Но может быть тогда это ты? Может ты и есть тот проводник?
- Нет,- опускает глаза. - Это не я. Проводник безгрешен. Только он достоин принять Дракона.
- Но какой тогда у нас план? Как мы хотим одолеть Макруба?
- На сайте было указано, что человек-дракон появится в нашем районе. Сначала нам придется сыграть по правилам Макруба. Мы убьем его брата и выйдем наружу. Мы будем искать человека-дракона, пока не найдем.  Ты можешь присоединиться к нам.
- Но а когда же тогда мы сходим в кино?
- Как только закончим со всем этим.
- Хорошо, я с вами.
- Отлично, – улыбается Ольга, хлопая меня по коленке. - А теперь пошли вскроем этот сундук.

Tags: Запертые, Ник Трейси, триллер, ужасы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Дрянь

    Нашумевший британский сериал, основанный на успешной пьесе талантливойдевушки. Взял,, между прочим, кучу сериальных премий. Довольно короткий, но от…

  • Ублюдки/Дворняги

    Ладно уж, порадую вас чем-нибудь остреньким. Любителям чернющего жесткого юмора приготовиться.Ну на самом деле, уже довольно давно вышедший…

  • Бойтесь ходячих мертвецов

    На удивление годный зомби-сериал, созданный внутри одной вселенной с уже культовыми Ходячими. По крайней мере, первые два сезона и особенно начало…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments