barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

Categories:

Запертые, тринадцатая серия

Серия 13.  Дэмиэл  

                      В Серафиминой квартире мы с Виталей скидываем с гробов крышки, затем тащим гробы в спальню. Привязываем за позолоченные ручки и спускаем, где Ольга их принимает и отвязывает веревку.
                       Мы торопились, как могли и управились в какие-то десять минут.
                       Мы снова были вместе. На первом этаже чужой квартиры.
                       Это детская комната очень бедной семьи. Оборванные обои изрисованы синим фломастером. Рожицы, кораблики, цветочки… Возможно, у ребенка просто не было листов для рисования. Из мебели только кровать, тумбочка и древний сервант с двумя стеклянными полками, заставленными обеденными сервизами советских времен.
                    Четыре гроба, расставленные в ряд перед сейфом, занимают почти все свободное место. Это были дорогие шестигранные гробы нежно коричневого оттенка из цельного массива дуба с полировкой и четырьмя позолоченными ручками. Ослепительно белоснежная обивка внутри искушала приглашением залезть внутрь.
                    Из влажных пустот подвала доносится вибрирующее эхо продолжительного рыка, который плавно переходит в клокот.
                    От Дэмиэла нас отделят лишь перегородка первого этажа и сейф, который вот-вот сорвется вниз.  
                   Несколько долгих секунд мы стоим вокруг застрявшего в полу сейфа и молча разглядываем друг друга, скованные легким страхом от сознания того, что нужно спускаться ниже.
- И какой план дальше? – я решаю разорвать тишину.
- Разделим яд поровну, – предлагает Виталя, - у каждого будет шанс прикончить ублюдка.
                   Ольга немедленно раздала нам по две стограммовые ампулы, заткнутые резиновой пробкой и по две упаковки одноразовых шприцов. Ампулы достались всем, кроме Ильи.
- Это все, что я успела сделать,  – поясняет она.- Яд необязательно вводить шприцом, главное, чтобы он попал в кровеносную систему.
- Что дальше? – спрашиваю, заталкивая ампулы и шприцы по карманам.
- А дальше вот что -  Виталя запрыгивает со всей дури на ребро сейфа, хватаясь за чугунную решетку батареи.
                    Зеленая кубическая бандура под его грубыми ботинками чуть проседает и, вдруг, срывается в темную бездну. Пару секунд Виталя натурально висит над пропастью, но после подтягивает ноги к узкой полоске пола под батареей.                                                                                 
                     В легком шоке наблюдаю продолжительный полет сейфа во мрак подвала. Всплеск раздается лишь через пару или даже три секунды. Около тридцати или сорока метров! Ни черта себе подвал! Брызги даже не достают до нас. Когда Ольга говорила о пространственной аномалии в фундаменте дома, я не совсем понимал, о чем речь. Я и сейчас еще не до конца понимаю.
- Там все гораздо больше, чем тебе может показаться с колокольни привычной логики, – поясняет Ольга, замечая мой недоуменный взор. – Помнишь, я тебе говорила об аномалиях? Дело не в том, что грунт просел на многое метров. Там само пространство несколько раздвинуто относительно привычной модели Минковского. Это словно скрытый карман в складках пространственно-временного континуума. Знаю, звучит мутно, но по-другому не могу объяснить.
                        Виталя зажигает химический фонарь ударом об колено и бросает его вниз. Фиолетовая палочка раздвигает мрак, вырисовывая  грязную водную поверхность с маслянистым блеском.  Палочка падает в воду и потихоньку отплывает в сторону, отодвигая мрак, за которым, однако, проглядывает другой мрак и ничего более. Ни очертаний стен, ни силуэтов труб, ни бетонных выступов или кирпичной кладки, ничего…одна вода… И вот под это страшное зрелище, когда мы, наклонившись над бездной, пытаемся что-то там разглядеть, когда даже гукающий Илья замолк от немого ужаса, в эту то самую минуту Виталя такой заявляет:
- Нужен первый.
                       Он обращается ко всем сразу, но смотрит на меня.
- И чего это ты сразу на меня уставился!- мне трудно держать себя в руках.
- Я …- Ольга робко поднимает руку. – Я могу пойти первой!
- Нет! – в один голос обрываем мы Ольгу.
- Я бы пошел первым, но я не умею плавать, – признается Виталя. - А первому желательно уметь плавать.
- Да какого черта? – говорю. – Зачем?
- У задней стены рубильник, – терпеливо объясняет Виталя.- Тот, кто спустится первым, должен доплыть до него, чтобы врубить свет. Без света мы все там передохнем.
- Да я не об этом! Зачем вообще нужен первый!?
- Если прыгнем вместе, Дэмиэл может разделаться с нами со всеми до того, как яд подействует. – резонно замечает Виталя. – Ему понадобится всего несколько секунд. Мы не можем  отдать ему сразу все жизни. После битвы с Дэмиэлом один из нас должен остаться в живых.  Петровна указывает, что у Макруба есть запасное тело в первом подъезде. Кто-то из нас должен будет уничтожить его, а потом вывести Илью из дома для его обращения.
- Ты думаешь, там есть выход? – скептически киваю в бездну.
- Вспомни, что сказал Макруб.
- А что он сказал?
- Он сказал, что мы должны разрубить тело Дэмиэла и засунуть его части в черную канализацию. Я думаю, это то самое место, откуда он заполз в подвал. Я думаю это особое место, которое Макруб не смог закрыть.
                      Виталя смотрит на нас и ждет реакции. Несмотря на хладнокровие в голосе, глаза выдают в нем страх.                   
- Я соглашусь с тобой, что отдавать все жизни сразу не резонно, - говорит Ольга после непродолжительных раздумий. – Но я не согласна с тем, что первым должен быть Леша.
- Так и скажи, что просто втюрилась в него!
- Дело не в этом. Просто это несправедливо. У Леши столько же прав, как у каждого здесь.
- Ладно, - сдается Виталя, и зарывает руку в карман брюк. - Тогда будем тянуть спичку…
                 Короткая выпала мне. От судьбы не убежишь.
                 Но первым все же пошел не я. Сначала мы сбросили гроб.  Он звучно приводнился и закачался на воде, словно изящный спасательный шлюп.
                  Виталя зажег еще один химический фонарь. Снова фиолетовый. Он умудрился не промахнуться и сбросить его прямо в ждущий меня шлюп.  Гроб в фиолетовой люминесценции выглядел почти прекрасно. Он был моим ориентиром во мраке. Он ждал меня.                
                 Меня привязали веревкой подмышками, как недавно Илью, и приготовились спускать. Виталя держал веревку у самой дыры, а Ольга подстраховывала в дальнем углу за изголовьем железной кровати. Я взял химический фонарь, собираясь поджечь его внизу, и полез в дыру. Но тут вдруг вспомнил об одной важной вещи.
- А как он выглядит? – к Витале обращаюсь. - Ну Дэмиэл этот?
- Черт его знает, – пожимает он плечами. - Забрался в подвал он точно в облике человека, но в заточении мог принять другую форму.
- Бог будет с тобой, – пытается подбодрить меня Ольга, а сама еле уж сдерживает слезы.
- Угу,- говорю скептично, - конечно.
                   Её серые печальные глаза исчезли из поля зрения первыми. Я знал, что она огорчилась из-за жребия, но говорить об этом не имело смысла. В тот момент мы как бы выбыли из реальности.  Значение имела лишь общая цель, остальное - никчемная человеческая суета, которая не стоит вздохов.
                  Виталя желает мне удачи, Илья что-то по-своему фыркает и вот я уже ушел с головой под перекрытие первого этажа. Фактически я уже в подвале. В его самой верхней части. Здесь прохладно и очень влажно. Внизу слышится, как плескается вода. Это значит кто-то или что-то пришло в движение. Демон там, в темноте. Я знаю, он сейчас наблюдает за мной. Смотрит, как ему на веревочке спускают обед. Или ужин. Сколько сейчас времени? Какой день недели? К черту, поскорее бы все это закончилось…
                  Чтобы измерить глубину я начинаю считать. Одна секунда – один метр.
                  Спуск: два метра. Темнота становится угрожающей. Я словно спускаюсь в самое сердце тьмы, несмотря на то, что там далеко внизу фиолетовыми тенями мерцает ожидающий меня гроб. Но расстояние до него еще так далеко, что я зажигаю фонарь в своей руке. Я бью им о ладонь и мгновенно оказываюсь в облаке зеленой люминесценции.
                Спуск: три метра. В тридцати метрах слева и справа из мрака вырисовывается отсыревшая кирпичная кладка и ряды труб вдоль стен.
                Спуск: пять метров. Квадрат наверху кажется уже недостижимым. Я вижу только Виталины руки, потому что он наклонился назад, оттягивая мой вес.
                Спуск: шесть метров.  Далеко слева в стене высвечивается высокая железная дверь в облупившейся зеленой краске…Она исцарапана  по всей площади и посередине сильно вдавлена наружу. По всему видно, что здесь зверь пытался вырваться в подъезд. От двери спускаются три высокие бетонные ступени. Они опираются на раскрошенный выступ из торчащих бетонных плит. На выступ одним концом свалена труба, выпавшая из нитки водопровода.
                 Внезапно я вздрагиваю. Выступ кишмя кишит крысами. Штук десять из них лакают кровь из растекшейся лужи под сваленной трубой.

Читать дальше

Tags: Запертые, Ник Трейси, триллер, ужасы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Время Шьямалана

    Новое творение Шьямалана, который любит выдумывать оригинальные истории-кошмарики. В двух словах группа людей приезжает на отдых на райский остров и…

  • Толмен. Первый демон и Заклятие-3. По воле дьявола

    В прошлый уикенд удалось сходить на два неплохих ужастика. Ну, если с Заклятием было примерно ясно чего ждать, то хочу особо выделить Толмена.…

  • Срок

    Новый английский сериал или лучше сказать трехсерийный трехчасовой фильм про учителя-алкаша , которому за 50 и который сбил на смерть пешехода. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments