barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

дневники в лесу, 24 серия

Экспериментальный проект
автор: Ник Трейси

24 серия ( 24 апреля, день ). Мигула.

Тело беззубой Моны продолжалось, пересекая всю просторную прихожую-гостиную, и уходило еще на несколько метров вглубь полутемного коридора. Смерть не смогла расцепить её присоски, намертво присосавшиеся к полу. В сумрачной гостиной пахло пылью, мхом и холодной кровью. Здесь было не так темно, как могло бы быть при закрытых ставнях потому, что на потолке тлели длинные ртутные лампы. Они трещали и периодически мигали, заставляя нас нервничать. В гостиной был старомодный камин, забранный решеткой, пару кресел качалок, книжный шкаф, где вместо книг стояли банки с заспиртованными червями. Но больше всего Миколу порадовал декор на стенах. Подобно украшениям в средневековых замках между закрытыми окнами висели колющие, остро режущие предметы экзекуционного назначения. Крюки, ножи с длинными и коротким лезвием, спицы, ремни, металлические кольца с шипами внутрь, гильотины и что-то, чего я раньше никогда не видел.
От этого обилия оружия у Миколы не по-доброму засветились глаза. Первое, что он делает, это бросает свою палку, снимает со стены изящный абордажный топорик с острым и приплюснутым концами и швыряет его мне, а себе точь такой же берет с другой стены. Но топорика ему мало было. Он еще ремень со стены снял и на себе его поясом присадил, а на ремень пару крюков из тех, что на акул можно закидывать.
Я как в руки эту грозную штуку схватил, сразу задышал по-другому. Думаю, теперь то нам никакие Моны не страшны. Подавайте сюда их пачками, нам все нипочем.
- Откуда у неё все это? – у Миколы спрашиваю.
- Она альтернативной биологией занимается – говорит – Режет все, что режется и смотрит, как одно отдельно от другого дальше себя поведет.
Мы прошли вдоль гусеницы до самой её задницы и с озадаченными глазами стали оглядываться вокруг. Нам было неясно, откуда могло выползти столь габаритное существо. Узкий коридор, сколоченный со всех сторон из черных досок, упирался в дальнем конце в деревянную дверь, которая должно быть открывалась в лес. Мы прошли чуть дальше гусеницы и в середине коридора с правой стороны увидели лестницу на второй этаж. Здесь на стенах были прилеплены плоские круглые плафоны, в которых светился болотный зеленоватый газ. Прямо напротив лестницы в стене коридора была еще одна дверь. (которую мы не увидели раньше). За ней слышался плеск воды и мы с Миколой уж знали, что это за плеск.
Микола толкнул дверь одной рукой, а другой занёс абордажный топорик над головой. Дверь открылась легко, ибо была не заперта. Перед нами открылось просторное помещение с закрытыми окнами, освещаемое теми же плоскими плафонами с болотными испарениями. В зеленоватом сумраке этих странных покоев на крюках висели туши мигульских червей. Какие-то из туш были нетронутыми, а на других не хватало больших кусков мяса. Были и такие, где от червя оставалась только половина. С большей части туш на землю капала кровь. Однако, несмотря на кровавую атмосферу, в помещение царила благотворная свежесть. Это объяснялось крупной зарешеченной дырой в полу в виде люка, откуда и слышался плеск воды.
Очень осторожно, поднимая свои топоры повыше, мы пробрались к решетке в полу и, опустившись на колени, заглянули внутрь.
Мы увидели воду в красном свечении. Вода чуть колебалась. Под острым углом зрения просматривалась ивовая сеточная стенка. От люка до поверхности воды было не меньше трёх метров. На решетке люка висела цепь с замком.
-Она там? – спрашиваю шепотом у Миколы.
Вместо ответа он наклоняет лицо в квадрат решетки и начинает звать девчушку:
- Гака? Слышишь меня? Ты там?
Томительные секунды тишины гипнотизировали нас. Мы смотрели в красноватую воду и ждали.
Микола, чтобы быть ближе к воде, совсем лёг на решетку. Я сел на одно колено рядом.
- Может она снова уплыла в болота? – говорю я вслух.
- Она тут – говорит Микола – Я знаю, что она…
Его слова оборвались в этом месте потому, что вода под ним разверзлась и вкруг шеи Миколы обвились мокрые ладони. От такой неожиданности у меня чуть не случился сердечный приступ. Лицо Гаки, облепленное сырыми светлыми волосами не походило на лицо девочки. Это лицо источало ярость. Микола пошевелится не в силах, только что-то бубнит про то, что мы друзья, а не враги. А девчуша то его и не слушает вовсе.
- Ты пришел за глазом? – шипит она в бледное лицо Миколы.
- Что? О чём ты говоришь?
Я вроде как отошел от шока и пытаюсь её пальцы расцепить, чтобы у Миколы шея то не сломалась. А девчушка всё о своем:
- За глазом – говорит - пришёл?
На шее у Миколы уж кровь сочиться стала из под ногтей её, но тут что-то изменилось. Гака куда-то поверх моего плеча взгляд метнула и резко шею моего товарища отпустила. Мы только и увидели, как она под воду ушла. Я спиной чую холодок какой-то позади. Поворачиваюсь назад и тут в расстоянии ладони от моего лица морда кабанья . Да и кабан то какой-то странный, на двух задних стоит, а вместо копыт у него пятерни с медвежьими когтями, да и тело больше на человечье похоже. Я ничего не успел предпринять. Видел лишь, как этот кабан двуногий зарычал, сорвал с моей шеи ключ на веревочке и зарядил мне по лицу так, что я пролетел через люк и вмазался в висячую тушу червя.
Микола снова не сплоховал. Пока я летел в воздухе от удара кабаньего, он с лежачего положения засабачил острый конец топорика в кабанью стопу. Острие прошло насквозь . Кабан морду кверху поднял и выть давай так, что кровь чуть не из ушей идёт. Главное сам воет, а ключик мой, что от дверей адовых, не отпускает.
- Микола! – кричу – Он ключ забрал!
-Да вижу – кричит Микола и топор из ноги вражеской вытаскивает, чтобы дальше воевать.
Но лишь он на ноги поднялся, кабан его тут же оприходовал тяжелой затрещиной. Микола врезался в тушу рядом со мной и упал наземь. Лежим мы, бока потираем, ладно топоры при нас. Отползли затем к стене и кумекаем, как нам образину эту одолеть.
- Забьем его с двух сторон – предлагает Микола – Ты справа, я слева. В голову ему меть. Без башки то всяко упадет.
Кабан, тем временем, выть перестал, руки в стороны развел и давай гоготать. Я сразу понял, что это он смеется так. А ключик то мой с его правой лапы на веревочке порванной свисает. Мы на ноги поднялись, злые как черти, уже готовы порубить весельчака на мелкие кусочки, а тут из-за его спины старуха коварная выплывает.
- Мигула – ахает Микола и топор опускает.
Старуха та была одноглазая, с длинными седыми волосами в черных многоскладчатых одеждах. И плывет она по воздуху не высоко. Так, что только пальцами ног по земле скребется. Страшная, как грех, и глаз единственный нас насквозь прожигает. Берет эта Мигула ключик за веревочку с лапы кабана и вкруг своей шеи его повязывает.
- Вернулся ключик на место – говорит старуха – не хорошо у старух воровать.
- Нам с тобой дел иметь не надо – вступает в разговор Микола – Мы Гаку повидаем и дальше пойдем. Только ключ тебе придется вернуть.
- Неужель? – тут старуха подплыла по воздуху еще чуть ближе к нам, (но все еще по сторону люка.)
- Правду говорю. – говорит Микола, на старуху бесстрашно глядя – Не в твой дом мы идем, а в геенны адовы за добром нашим, зверем украденным.
- Ключ этот мой, человек – говорит старуха ледяным голосом и голову так коварно на бок наклоняет. – Украден был, а теперь назад вернулся.
- Отдай его нам – повторяет хладнокровно Микола, а я гляжу: пальцы его топор сильнее сжимают.
- А то что? – ехидничает старуха.
А Микола в ответ, без лишних разговоров, метает топорик прямком в старуху. Просвистел метал острый над люком и вонзился глубоко в плечо Мигулы. Она от удара назад отлетела и на землю упала. Топор из плеча её торчит, а она, кривляясь от ужаса, из плеча его вытащить пытается. Кабан взъярился и не успели мы отскочить, как он в один прыжок перед нами вырос. Схватил обоих за горло и к стене прижимает. Я топор свой в ход пустить не успел. Дышать то нечем, пальцы сами разжались, выпустили топорик. Краем глаза на Миколу смотрю, а он уж синий почти.
И тут кричит старуха подручному своему, чтобы тот остановился. Я гляжу, она подплывает к нам по воздуху, но уже без топорика в плече. На том месте у неё только гной с кровью сочится.
- Гаку значит повидать пришли? – говорит старуха, а сам откуда-то из одежд тесак вытаскивает и точно на нас летит. И уж замахивается перед самым моим лицом. Я глаза зажмурил и слышу тесак смачно так куда-то в другое место вонзился. Открываю глаза, вижу: старуха из туши червяка здоровенный кусок мяса вырезает.
Смотрю дальше: старуха длинный жирный кусок мяса сквозь решетку бросает и что-то там под люком вырывает этот шмат. Причем с такой силой и резвостью, что нас водяными брызгами с ног до головы обдает. Потом старуха снова к нам приблизилась.
– Ключ, значит, хотите? – говорит.
Мы в ответ хрипим только, горло то сжато.
- Будет вам и то и другое – коварно говорит дальше старуха - если отобедаете со мной. Но съесть вам придется всё, что я подам. Думаю, это щедрое предложение. Не так ли?
Кабан двуногий наши шеи ослабил и мы оба закивали в знак согласия. А куда деваться? Не помирать же здесь среди кровавых трупов гигантских червей.
Tags: Ник Трейси, сплаттер панк
Subscribe

  • Тихое место - 2

    Фильм супер! Лучше, чем первая часть, я думаю. По крайней мере, точно не хуже. Помню, как в том году плакат висел в кинотеатре и всех обломала…

  • Мортал Комбат

    Ну…что можно сказать. У Пола Андерсона в 95-ом году получилось намного задорнее и талантливее, с душой, с энергией молодости. А так,…

  • Поступь хаоса

    Спустя примерно год после последнего раза снова посетил кинотеатр. Да, друзья мои, показывают там дрянь редкостную. 95 % показов забито российским…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments