barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

дневники в лесу, 29 серия

Экспериментальный проект
автор: Ник Трейси

29 серия ( вероятно 25 апреля) Открой.

Через минутку Микола снова очнулся. В этот раз по нормальному, больше в небытие не падает. И смотрит главное не на меня, а куда-то поверх. Я ему:
- Ты чего?- спрашиваю.
- Открой ….- слабым голосом говорит.
- Чего? – делаю я кислую мину. – Чего тебе открыть то?
- Открой – повторяет Микола и зенки так вылупил, словно голую женщину увидел.
- Иди ты – говорю – лесом. Сам открывай.
А Микола руку поднимает и пальцем куда-то на потолок тычет. И вот только тут у меня соображаловка сработала. Встаю на ноги, поворачиваюсь, гляжу вверх, а там на посеревших белилах старого потолка вылезли влажные полосы громадных букв, которые сложились в слово: «О-Т-К-Р-О-Й».
Причем первая буква «О» аккурат вокруг провода с которого стоваттная лампочка свешивается. Меня аж протрясло от этой картины.
- Вот чёрт – говорю – Так бы сразу и сказал, а то открой, открой.
Микола потихоньку приподнялся на локтях, шишку на затылке потрогал и спрашивает:
- Топор где?
- Да вон же рядом с тобой – говорю.
Микола повернулся, топор увидел сразу обрадовался, на ноги встает уже.
Я тут тоже про свой топор вспомнил, подошел к трупу здоровяка и из черепа у него свое оружие вытащил.
- Что бы это могло значить? – у Миколы про буквы спрашиваю.
Микола подходит ко мне, шатаясь, весь в засохшей крови и синяках. Потом берет и без разговоров лишних голову трупу давай отрубать. Я отпрыгнул от неожиданности в сторону. Его лицо кровью обдает, а он продолжает рубить себе, как дровосек.
- Не знаю, что это значит – отвечает Микола с задержкой, продолжая шею рубить – Да только нам сначала придется этих тварей достать.
Микола конечно парень странный, но дело свое знает. Срубил голову здоровяка, поднял её от пола и молниеносно руку туда засунул, зацепил маленького паршивца – подушечку ту кровавую - и резко её на волю вытащил. Затем берет её , подбрасывает в воздух и с размаху, как битой, рассекая пространство лезвием топора разрубает этот кровавый ошметок на две части. Да так что одна половина прямо в квадратную дверь на стене влепилась, а вторая, не долетев, на пол упала.
Ко второму трупу мы вместе подошли, но его рубить не пришлось. Ошметок из живота выбрался и пополз к дверной стене. Мы пару секунд смотрели на это, а потом я его кедом своим раздавил в жидкую кашу. Стою на нем всем весом, чтоб наверняка убить. Из него паштет какой-то зеленый вылазит, а потом мне пятку ка-а-ак обожжет и дымок из-под кеда вьётся. Я давай на одной ноге прыгать и матерюсь так, что не знай, как стены держаться. А Микола ржет надо мной, смешно ему, видите ли.
Ладно, с этими мы закончили и думать стали в тишине, что за «открой» это на потолке вылезло. А потом слышим за спинами у нас что-то шебуршит. Мы обернулись и видим: рюкзак то наш ползет сам по себе и в стенку железную ударяется. Забыли мы совсем о нем!
Я тут же к нему и обратно его за спину одеваю, пусть уж лучше рядом дергается. Ну а мы дальше давай думать.
- Наверное, нужно какую-то из этих открыть? – говорит Микола, кивая на стену в дверях.
- Да что ты говоришь! – ехидничаю – и какую же?
Но вопрос скоро снялся сам с собой. Микола подошел к батарее квадратных дверей и попробовал открыть первую попавшуюся. У него ничего не получилось. Во-первых, на дверях не было ручек, а во-вторых они были словно намертво приклеены к стене. Мы попробовали отковырять их топорами – и снова ничего. Затем стали рубить , ведь двери казались деревянными – и снова ноль. Мало того, не знаю какое это дерево было, но от наших топоров там ни то что отметины, даже царапины крошечной не осталось. Выдохлись мы от бесполезной работы и невольно на единственную открытую дверь уставились – на ту, из которой плюшевый кролик вылез. Я решил проверить, что там и полез наверх - дверь то, как никак, на трехметровой высоте.
Забрался в общем, руками за край зацепился, подтянулся, и лицо в тьму-тьмущую подставил. Жутко в черноту такую глядеть.
- Ну как? - Микола спрашивает – Есть там что?
- Нету там ничего – говорю и назад прыгаю.
- Полезем или нет? – Микола спрашивает.
- Я там от страху умру через четыре метра. Ты хочешь лезь, а я лучше здесь сдохну. Тут хоть свет есть.
И тут стоваттная лампочка моргнула пару раз , но не погасла. У меня лоб капельками пота покрылся. Что ж тут такое твориться, думаю.
- Открой , открой – вслух как бы про себя повторяет Микола и подбородок чешет, будто думает. – Что же надо открыть?
Не додумал он мысль, носом шмыгать стал. В воздухе пахло гарью, теперь и я это чувствовал. Оглядываемся, думаем, что же тут горит то, а потом видим: это ошметок кровавый, прилепившийся к квадратной двери. Из под него дым идет. Вот ведь дела: топоры наши не взяли, а этот мертвяк прожигает материал.
Дымок, тем временем, погуще стал, поживее. И зеленые капли внутренностей на пол падают, будто плавится пластмасса. Насквозь эта штука дверь прожигает. Темные дыры уж видны. Мы отошли немного, захваченные зрелищем и ждем, что дальше будет. И тут в дверь с той стороны стукнулось что-то тяжелое.
Бум!
Мы топоры наизготовку конечно, а за дверью снова – бум! Словно рвется что-то на свободу, лазейку почуяв.
- Вот гадство – Микола говорит. - Кого там еще несет?
И отступили мы еще на шаг, под носом сопли вытерли и топоры покрепче сжали.
Tags: Ник Трейси
Subscribe

  • Роман "Запертые" озвучили

    Мою книгу "Запертые" озвучили на канале Хранитель. Озвучку сделал Александр Шаронов, профессиональный диктор - официальный голос каналов…

  • Маленький людоед

    Народ, я начал выкладывать главы своего последнего романа. Очень интересная, на совесть продуманная и прочувствованная история. Читайте на литнете…

  • Дневники Барнби 7 января 2021 ( праздничная страничка)

    Але, але, Земля меня еще слышно? Я Барнби, тяну срок на вероятно самой отсталой планете в южных областях Z-Вселенной. Так то их много, но именно в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments