barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

дневники в лесу, 35 серия

Экспериментальный проект
автор: Ник Трейси

35 серия. (то ли день, то ли ночь) Та сторона.

Нашей крысе, со свисающими над пропастью кишками, было очень не просто нести на спине двух человек, да еще с топорами. Чем дальше мы отдалялись от одной стороны Кричащих Скал, тем холодней становился воздух. Уши мне очень скоро заложило гулом человеческих голосов. Порой из черных туч выскакивали призрачные гигантские руки и пытались нас достать. Тогда я прижимался к уху крысы и кричал ей, чтобы она взяла выше. Так мы и летели, замерзая и страшась провалиться в пугающую черноту.
Камилла-крыса добралась до той стороны на последнем издыхании. Она буквально упала на более менее плоский крошечный уступ в гряде скал, которые местами обросли зеленым хвойным лесом. Однако место это было таким узким, что одно неловкое движение под неверным камнем могло сорвать нас в пучину неприкаянных душ.
Микола тут же отполз к отвесной скале и сел там, прижавшись спиной. Я попытался узнать, как дела у нашей крысы, но она больше не проявляла признаков жизни.
- Камилла! – кричу я, дергая крысу за ухо – Ты тут? Камилла?
- Она сзади – говорит спокойно Микола.
Я повернулся и вижу мерцающий синий шар, который только что из порванного крысьего брюха выполз.
- Камилла? – обращаюсь я к шару.
И остаюсь без ответа.
- Ей пора уходить – говорит Микола – Она сделала всё, что смогла.
Шар повисел немного и резко взмыл в синие небеса. Не прошло и минуты, как мы приземлились, и земля под нами зашаталась и все вокруг загромыхало. Чтобы не свалиться в пропасть, я быстро-быстро от края отполз и рядом с Миколой сел, спиной к скале. Сидим мы так, ноги протянув на камне и на крысу смотрим. Мертвую, уже на сто процентов. Я надеюсь.
А скалы продолжает трясти и небо темнеть стало. Кое-где камень отпадет, а то и елка целая сорвется и летит в черные тучи каньона.
- Что происходит? – кричу я сквозь этот шум-гам.
- Топор не теряй! – кричит мне в ответ Микола.
Свободную руку я в сторону вытянул и ищу пальцами выемку, чтобы зацепиться покрепче. А в другой руке топор у меня, только толку от него пока никакого.
Скоро от этого страшного тряса наша крыса медленно сползла к краю и улетела в пропасть. Пятачок уступа, размером с парковочное место, становился меньше. От края отламывались куски камня и площадка, где мы сидели, неумолимо сокращалась.
Мы уже и колени поджали, а край все ближе и ближе. А сверху теперь не одна елка летит, а целый лес вперемешку с камнями и небо почернело так, чтобы будто мы уже в аду оказались.
- Вот гадство! – ору я в этом шуме – Не думал, что так помрем.
- Делай, как я! – орет мне Микола и неожиданно на моих глазах встает на ноги в полный рост.
Я быстро следом за ним встал. И вовремя. На уступе места почти не осталось, чтобы сидеть.
- И что теперь? – ору я Миколе.
- А вот что – говорит и, развернувшись к скале, всаживает узкую острую сторону топорного наконечника в скальную трещину повыше.
- Давай! – мне орет.
Я почти вслепую рядом топор всадил и тут же под ногами камень в пропасть слетел. Ветер в ушах светит, ноги в воздухе болтаются, а мы только за топоры наши держимся.
- Классно придумано! – кричу я Миколе – Только долго нам не провисеть.
- Нам и не нужно долго – кричит мне Микола в ответ и кивком показывает в скальную породу между нами.
Я присмотрелся, а камень тут не монолитный, а слоистый вроде как, типа штукатурочного слоя. Кое-где в отслоившихся местах проглядывала грязная шершавая поверхность металла. Мы отодрали оставшиеся ошметки серой штукатурки и перед нами обнажились Адовы Врата. На них, по центру, голова рогатого была выгравирована, а чуть ниже руки (без тела). То есть не все руки, а только кисти рук. В одной руке оторванная голова человека, а в другой сердце, с которого капает кровь.
А еще на этих вратах, под самой мордой рогатого находилась замочная скважина.
- Давай! – кричит мне Микола в урагане этом. – Быстрее!
И, правда, держатся за рукоятку топора на весу становилось все труднее. Я сорвал с шеи ключ и, не дрогнув рукой, моментально загнал его в замочную скважину. Мои пальцы немедленно обожгло. Я вскрикнул и отпустил ключ. На наших глазах он накалился докрасна и провернулся три раза против часовой стрелки. Секунду или две ничего не происходило. А затем дверь открылась вверх, как заслонка у бойницы для старых корабельных пушек.
Мы с Миколой головы склонили в открытый проем и увидели просторный темный проход, который дальше заканчивался комнатой с синими факелами. Наши ноги коснулись пола за открывшейся дверью. Мы вытащили топоры из трещин, но в нерешительности медлили идти вперед. Тем временем металлические ворота за нами медленно закрылись. И как только это произошло, шум урагана остался за дверью и вокруг стало тихо, почти уютно.
Tags: Ник Трейси
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сериальная ржавчина

    Пришла осень, сериальщики сосут эмоции из новых сериалов, но по моим личным наблюдениям достойных становится все меньше и меньше. Не знаю с чем это…

  • Игра в кальмара

    Корейский нетфликовский хит сезона, который видимо очень полюбили детишики, но который как ни странно детишкам смотреть нельзя из-за недозревшей…

  • "Видеть" лучше разВидеть

    Второй сезон «Видеть» стал для меня главным разочарованием сериального сезона. Почему главным, потому что первый сезон привел меня в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments