barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

Сусика и Мигель, глава 7

507

Глава 7.

            Сусика проснулась сама, без будильника, в десять тридцать. Будильник ей был не нужен, ведь время тикало в её голове. Пунктуальность стоила денег и репутации. В этот раз похмелье не мучило её. Она откинула одеяло, легко ступила на пол и обнаженной прошла к окну-стене, чтобы по привычке потянуться на солнышке. Этим она походила на кошку. Солнечный день уже вовсю цвел, и косые лучи, проходившие сквозь стекло, приятно грели тело.

           

Сусика приняла душ, залезла в обтягивающие серые джинсы, нырнула в белую майку, закрутила длинные рыжие волосы на кулак и пронзила их заколкой для шиньона. В ванной она забрала наполовину полную бутылочку с искристой смесью, которую пьяный Мигель забыл взять с собой.

            Сусика, как обычно, не стала заправлять постель, но собрала пустые бутылки в черный полиэтиленовый мешок. На полу валялась еще не тронутая пицца, которая до сих пор выглядела соблазнительно. Она взяла пиццу, в прихожей надела спортивную серую куртку на молнии и вышла из квартиры, гремя бутылками.

            Мигель не услышал, как она вошла. Время в его голове спало вместе с ним. Сусика нашла его в спальне, где зеленые отвратительные обои местами отходили от стены и топорщились. Мигель лежал в полуспущенных трусах, зарывшись лицом в подушку. Перед кроватью черно-белой рябью шипел телевизор. Сусика выключила ящик, села на табуретку рядом с его головой и легонько похлопала по плечу. Он зашевелился и что-то бессвязно пробубнил. Он не проснулся. Тогда Сусика наклонилась к его уху и громко закричала:

- Тревога!!!!!

              Мигель подскочил, как ошпаренный, увидел, кто перед ним, и стал быстро и неловко натягивать трусы.

- Пиццу будешь? – Сусика протянула открытую коробку с пиццей своему странному воздыхателю.

            Мигель протер глаза и с серьезно-хмурой миной спросил:

- Что было?

- Лучше спроси, что будет.

          

                 Через полчаса под бдительным контролем Сусики (туалет, душ, пицца, кофе, туалет) Мигель был в боевой готовности, одевшись в синие джинсы и мексиканскую полосатую рубаху с огромными коричнево-желтыми квадратами.

                 Впервые за все время соседства они спускались вниз в одном лифте. Это соображение навело Мигеля на вопрос:

- Почему мы с тобой никогда раньше не оказывались в лифте вдвоем?

- Потому что ты чокнутый. А я не люблю ездить с чокнутыми.

- Ясно.

             Дзинк! Двери лифта открылись. Сусика вышла первая с полиэтиленовым мешком, в котором гремели бутылки. Она шла быстрыми шагами к машине, а Мигель, привыкший к медленной жизни, едва поспевал за ней.  

             В подземном гараже машины и мотоциклы стояли в несколько длинных рядов. Причем мотоциклы старались парковать к опорным столбам, где имелись стальные кольца для продевания цепей с замками против угона. За одним из таких столбов находился мотоцикл Харлей-Девидсон модели спортстер XL 1200L . Этот мотоцикл, в отличие от остальных, не был привязан к кольцу столба. В седле мотоцикла сидел здоровенный мужик, одетый во все черное, в темном шлеме на голове. Под шлемом скрывался бритый блондин со шрамами на лице и с татуировкой паутины вокруг правого глаза. Это был тот самый человек, с которым поцапалась пьяная Сусика в баре скользкого Чака.

             Сусика и Мигель прошли в каких-то сантиметрах от мотоциклиста, но не заметили его. Они были слишком возбуждены предстоящим ограблением.

             Сусика бросила мешок в урну у стены подземного гаража, открыла багажник мустанга. Под старым шерстяным покрывалом горбилось оружие. Сусика нагнулась и откинула покрывало. Когда она снова разогнулась в её руках был черный блестящий армейский автомат М4 с подствольным гранатометом.

           Нижняя челюсть Мигеля оторвалась от верхней. Он смотрел то в багажник в гранатах, пистолетах, странных кривых ножах и коробках с пулями, то на Сусику с автоматом в руках.

- Ты на войну собралась? – спросил он возмущенно-робким голосом.

- Эти парни серьезные.- Сусика быстро проверила магазин автомата, щелкнула затвором, прицелилась, бросила автомат обратно в багажник, взяла оттуда два беретты и повернулась с ними к Мигелю – Ты умеешь пользоваться оружием?

- Я?

- Да, ты, черт возьми!

- Откуда?

- Черт тебя подери,- Сусика громко зашипела носом - ты же мексиканец! Вы должны появляться на свет с пистолетом в штанах.

- Я не такой. – Мигель по-мексикански взмахнул руками.

- Знаю я, ты какой.

– Ты совсем спятила! Нас возьмут первые же копы, которые тормознут нас на дороге.

- Меня копы не тормозят. Ладно, садись, нужно ехать. Может, не понадобится этого ничего.

              Она засунула оба пистолета себе за пояс и села в машину.

              Мигель сел следом и громко хлопнул дверцей. Он впервые оказался внутри мустанга Рыжей Cусики, но это почему-то не радовало его.

              Мустанг завелся, как голодный рычащий зверь. Почти сразу с ним завелся Харлей-Девидсон, скрытый столбом-опорой.

             Сусика дала назад, выкрутила руль, заскрипела тормозами и резко стартанула вперед. Они вынырнули из прохладного сумрака гаража на свет и сразу погрузились в атмосферу города с его бесконечными клаксонами, толкотней, суетой, смехом и криками. От резкого яркого солнца похмельный Мигель чуть не ослеп.

             С задержкой в три секунды из темной тени подземного гаража выскочил мотоцикл.

                     

             На противоположной стороне Черемухового бульвара, где вдоль тротуара парковались машины хозяев кафе, закусочных и мелких продуктовых лавок, среди прочих стоял проржавевший синий фургончик с выдвижной дверью кузова. На таких фургончиках в разные времена любили путешествовать хиппи, убежденные маргиналы и просто молодые безденежные путешественники. Этот фургон стоял рядом с итальянской парикмахерской, откуда хорошо просматривался выезд из подземного гаража небоскреба, где жила Сусика и Мигель. Именно в этой парикмахерской любили сплетничать старики Черемухового бульвара. Синий фургон не принадлежал хозяину парикмахерской. И надо сказать, хозяин уже один раз выходил, чтобы прогнать наглеца со своего парковочного места. Однако на замечания пожилого парикмахера, водитель лишь молча доставал из штанов длиннющий ствол револьвера, из которого можно было легко прикончить слона. В другой раз парикмахер может и позвонил бы в полицию, но на двери фургона оранжевой краской была выведена буква «Л», что означало «люмен-трущобы». В Либревиле никто не связывался с жителями люмен-трущоб. Это считалось опаснее, чем связаться с мафией. Вот почему хозяин парикмахерской решил молча стерпеть и убраться обратно в прохладный салон.

            Водитель фургончика имел рост всего один метр. Его звали горбун Хакси. Как только из подземного гаража выехал мустанг Сусики и следом за ним мотоцикл, фургон завелся. Коротышка вывернул руль и нажал на педаль газа, которая вылазила из пола на двадцать сантиметров. Гудя и распугивая таксистов, горбун Хакси втиснулся в поток машин, стараясь не упустить цель.

        

                Шестьдесят четвертая была одна из самых длинных и широких улиц Либревиля. Она начиналась прямо у набережной и от океана уходила вглубь материка, обрастая небоскребами и превращаясь в глубокий городской каньон. От токийского квартала до района Джуджи-Вест можно было добраться множеством путей, которые протягивались к западной части города. В голове Сусики, как у любого тертого таксиста мегаполиса, были просчитаны все наикратчайшие траектории. Она ехала быстро, пролетая на красный, обгоняя медленные грузовики по тротуару, распугивая детей и старушек, глядя сосредоточенно вперед и почти не замечая, что творится по сторонам. Однако, несмотря ни на что, Сусика оставалась опытным водителем и от её глаз не ускользнул мотоциклист в темном, который из-за сумасшедшей скорости мустанга, все время слишком сильно сокращал дистанцию.

             Спустя семь лихих перекрестков, на которых Сусика каждый раз сворачивала налево или направо, а Мигель все время кричал матом и врезался лицом в боковое или лобовое стекло, они, наконец, вылетели на прямую широкую шестьдесят четвертую, которую местные называли Джуджи-авеню.

              Мигель только сейчас смог придти в себя. Уже на первом перекрестке он попытался пристегнуться ремнем безопасности, но не нашел его.

- Ты убить нас хочешь?! – закричал он, когда его перестало кидать в разные стороны. – У нас же сзади целый склад гранат! И где у тебя ремни безопасности!?

             Сусика бросила взгляд в зеркало заднего вида. Мотоциклист продолжал преследовать их, увеличив дистанцию на две машины.

- В этой тачке ремни не предусмотрены. – Сусика продолжала бросать взгляды в зеркало – Извини, что не предупредила.

- Что..– Мигель начал суетится и поворачиваться назад. – Что ты там увидела?

- Не вертись - одернула его Сусика – Он едет за нами от самого дома.

             Мигель побледнел.

- Что будем делать? – спросил он как можно более хладнокровнее. – Отменим все?

             Сусика бросила на Мигеля строгий взгляд.

- Ничего отменять мы не будем.

- Что тогда?

- Сейчас мы завернем в перуанский квартал и посмотрим, из чего сделан наш друг.

- Ты хочешь его убить? – голос Мигеля почти дрожал.

- Я многих хочу убить. Держись!

                С этими словами Сусика резко свернула влево на узкую 13 –ую улицу, где деловые небоскребы скоро сменились трущобными высотками и трехэтажными мотелями для эмигрантов. Он ехала очень быстро по прямой, пока не оказалась в совсем уж глухих трущобах, где мусор сваливали мимо мусорных баков прямо на улицу. На горячем черном асфальте тротуаров, примыкающих к старым кирпичным домам, чумазые девочки латинос играли в резинку, почти у каждого дома спал человек на расстеленном картоне.

              Мотоциклист увеличил расстояние еще больше, но оставаться незамеченным ему не удавалось.

             Сусика удалилась от Джуджи-авеню на несколько километров прежде, чем остановиться. Она лихо забралась колесами на бордюр тротуара и заглушила двигатель рядом с небольшим магазинчиком с неоновой вывеской «ИМЕЕМ ВСЁ». Это был типичный секс-шоп. Рядом с входной стеклянной дверью, прислонившись к широкой витрине, стояли две перуанские проститутки цвета ванильной карамели. Яркие красные шорты трещали на их непомерных бедрах, огромные груди выпирали из топиков надутыми парусами. Мигель невольно повернул голову и прилип к ним взглядом на несколько секунд. Он никогда еще не видел столько женского совершенства в таком концентрированном виде.

             Сусика, тем временем, смотрела в зеркало. Мотоциклист остановился в десяти метрах от них, на противоположной стороне улицы. Похоже, он уже не скрывал своей слежки.

- Ладно – сказала Сусика – Ты сиди в машине, а я зайду в магазин.

           Она задрала куртку и достала из-за пояса один из двух пистолетов. Вручила его Мигелю.

- Это на всякий случай – пояснила она. – Ничего сложного. Вот, тут убираешь с предохранителя и нажимаешь на курок. Главное не целься себе в голову или в коленку. Ясно?

- Что ты задумала, черт тебя возьми?

- Сейчас увидишь - Сусика открыла дверцу и быстрым шагом направилась к магазину.

               Проститутки попытались заинтересовать её, но Сусика уже вошла внутрь.

               Мигель заметил, что мотоциклист явно занервничал. Он хотел было слезть с мотоцикла и идти за девушкой, но потом передумал.

              В магазине было прохладно после раскаленного летнего воздуха. Сусика подошла к длинному прилавку, за которым стоял волосатый очкарик в бархатном жилетике. Позади очкарика тянулись стеллажи с фаллоимитаторами, висели наручники, цепи и еще куча другого греховного барахла. Сусика купила кожаную удавку, кожаный ремень и пару наручников. Она поторопила продавца и рассчиталась крупными купюрами без сдачи. Затем поинтересовалась расположением черного хода и скрылась в заднем служебном коридоре. Здесь она быстро надела ремень, прицепила к нему наручники. Удавку она спрятала в карман куртки. Черный ход магазина выходил в глухой переулок, заставленный мусорными баками. Несмотря на день, здесь было темно из-за близко расположенной трущобной высотки. Сусика прокралась, как кошка, вдоль кирпичной стены до угла дома и увидела мотоциклиста, который стоял за её машиной.

           В два прыжка она выпрыгнула на солнечную улицу, накинула кожаную удавку за шею мотоциклиста и тут же повалила его, выбив из седла. Затем с силой пнула между ребер. Она затянула удавку так сильно, что уже через несколько секунд мотоциклист потерял сознание. После она расслабила хватку, чтобы он не умер, прижалась коленом в спину и надела на него наручники.

         Мотоциклист стал приходить в себя. Сусика ударила его голову в шлеме об асфальт, приставила пистолет к шее.

- Ты пойдешь со мной, ясно? – сказала она, нагнувшись к шлему.

             Шлем кивнул.

             Проститутки смотрели на это почти киношное зрелище молча, не показывая признаков паники. Мигель наблюдал за ней в зеркало заднего вида. Он не был так спокоен, как проститутки. Сусика представлялась ему с неожиданной стороны. Пока она вела пленника к машине, Мигель несколько раз перекрестился.

              Дверца мустанга открылась. Сусика откинула спинку водительского кресла и затолкала пленника на заднее сиденье.

- Мы его убьем? Мы его убьем? – к Мигелю подобралась паника.

- Не знаю. Держи его на прицеле.

- Зачем?

- Будешь за ним приглядывать.

- Хорошо.

             Он держал рукоятку пистолета двумя руками. Ствол пистолета был направлен на шлем. Этот ствол подергивался, потому что руки Мигеля дрожали.

              Сусика забралась в машину и, повернувшись к мотоциклисту, взялась за шлем, намереваясь снять его.

- Готов? – спросила она Мигеля.

             На лице Мигеля блестели крупные капли пота.

- Ч..ччего ? К ч.чему ? – заикаясь, уточнил он – Стрелять? Или что?

- Не знаю. Просто будь готов – с этими словами она сдернула шлем с мотоциклиста.

              Мигель замер и чуть не выстрелил в голову, которая была украшена татуированной паутиной. Глаза мотоциклиста выглядели испугано, несмотря на то, что человек этот весил столько же, сколько Сусика и Мигель вместе взятые.

- Ха – спокойно произнесла Сусика – А я его знаю.

- Правда? - пистолет в руках Мигеля продолжал дрожать.

- Видишь паутину?

- Вижу.

- Это ублюдок из ирландского синдиката. Это они у меня деньги забрали.

- Так что, нам придется его убить? – не успокаивался Мигель.

- Только не здесь и не сейчас – сказала Сусика, разглядывая ирландца.

- Не стоит вам этого делать – вдруг заговорил пленник, метая взгляд с парня на девушку.

- Да что ты говоришь!? – Сусика иронично присвистнула. - И что же нам мешает тебя убить?

- Я помогу тебе. – порывисто заговорил пленник - Я скажу тебе все. Это Бабаджо тебя подставил. Мы не хотели тебя грабить.

                Его слова, однако, ничуть не удивили Сусику.

- Я это знаю – сказала она – Теперь это не важно. Я все равно должна вернуть деньги. Я подписалась за них. И я их верну.

- Ты не понимаешь – вновь заговорил ирландец – Бабаджо не нужны деньги. Ему нужна ты.

- Ты хотел сказать - моя печень?

               Ирландец оскалил зубы в подобии улыбки.

- Нет – сказал он – Ему нужна ты.

- О чем ты говоришь?

- Ты знаешь, чем мы занимаемся? – спросил ирландец лукаво.

- Я слышала, вы торгуете человеческими органами.

-Боже – ахнул Мигель – Мы должны его убить!

- Ты думаешь, мы не могли бы найти печень для Бабаджо? – продолжал говорить ирландец, не замечая реакции мексиканца.

- Я не понимаю, что ты хочешь сказать?

- Бабаджо не нужна твоя печень. Он хочет продать тебя какому-то богатому арабу в Карачи. Я слышал за тебя дали фантастическую сумму. Бабаджо за такие деньги продаст кого угодно.

             Сусика на минутку отвернулась от пленника, задумавшись, и снова повернулась к нему.

- Я не понимаю, причем здесь вы?

- Не понимаешь? – усмехнулся ирландец.- Ты знаешь, что будет с Бабаджо, когда одиннадцать стариков узнают, что он продал человека из их круга?

              Сусика прищурилась, всматриваясь в ирландца. Она начинала понимать, куда он клонит.

- Продолжай.

– Мы работаем с трансплантацией человеческих органов. Об этом знают все мафиозные кланы. Кроме того, все знают, что Бабаджо поставил тебя на печень, если ты не отдашь ему долг. Все по-честному, так?

- Так.

- Только вот когда ты ляжешь под нож, оперировать тебя будут наши люди. Броган подписался с Бабаджо на делюгу насчет тебя. Твою операцию на печени сымитируют. Тебя усыпят на столе, но проснешься ты уже в Карачи. Будешь, как та телка на золотой цепи у Джабы.

- Но меня будут искать – сказала Сусика.- Я вожу деньги для многих людей в городе.

- Верно, тебя будут искать. Подключат лучших копов. Ну, а Броган подпишется, что во время операции у тебя не выдержало сердце, а поскольку у тебя нет живых родных, то он имеет право тебя кремировать незамедлительно. Копы проверят документы, Броган покажет твой пепел и все дела.

             Слова ирландца обрушились на Сусику, как ведро с холодной водой.

- За сколько он хочет меня продать? – спросила она.

- Не знаю. – покачал головой ирландец – Но деньги огромные. Наш шэф не стал бы подписываться так просто.

- Но у меня еще двадцать дней. Зачем ты преследовал меня?

- Бабаджо сказал, что ты можешь что-нибудь учудить. Я должен был смотреть, чтобы ты не сбежала.           

- Что ж…- Сусика ухмыльнулась – Бабаджо оказался прав. Я могу что-нибудь учудить.

                Сусика отвернулась от пленника и тут же завела мустанг.

- Не спускай с него глаз, Мигель.

- Уж можешь не беспокоиться – Мигель вцепился в ирландца ненавистным взглядом. Пистолет в его руке больше не дрожал.

                Машина сорвалась с места с визгом шин. Сусика развернулась напротив секс-шопа и понеслась обратно на Джуджи-авеню. Бросив взгляд в зеркало заднего вида, она заметила, как за обладание хромированным мотоциклом началась потасовка между проститутками и местными подростками.

               На одном из перекрестков 13-ой улицы мустанг пронесся мимо синего фургона, где находился еще один преследователь, который был умнее ирландского мафиози и умел вести слежку издалека.

Tags: Ник Трейси, Сусика и Мигель
Subscribe

  • Про 400 дней

    Гадость редкостная оказалась. И совсем не то, о чем бы был мой сценарий. Не, в моем как раз искристая идея, а тут фуфлогон. В общем помучил себя…

  • Как я без Светы выдумал киносценарий и что из этого получилось

    Я тут пока без света с ума схожу, решил делать наброски сюжетов сценариев, которые я в будущем мог бы написать. Да, да мой мозг не дает мне скучать.…

  • Кино про Экзорцизм

    "Никто не знает, почему дьявол выбирает того, кого выбирает. Это может случится с кем угодно" из фильма "Ватиканские записи" В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments