barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

Category:

Сусика и Мигель, глава 16

3657120

Глава 16.

              Это был действительно широкий коридор, по которому мог свободно проехать электрокар, нагруженный золотом и бриллиантами. Поэтому детский плач в дальнем конце коридора звучал, по крайней мере, интригующе.

            На самом деле не было никакого ребенка. Звук издавал трехтонный Хоруши-кам, который сидел на титановой цепи, охраняя многомиллиардные активы ирландского синдиката. Броган даже не удосужился поставить решетку или дверь в этом коридоре. Все, кто шел сюда, слыша плач ребенка, попадал в западню. Хоруши-кам не имитировал плач. Это было существо высокого интеллекта, но никто не научил его разговаривать. Вот почему он умел только плакать или рычать.

           Сусика и Мигель двигались осторожно, слушая эхо собственных шагов. Сусика шла немного впереди. Мигель отставал, прикрывая тылы.

           Псевдоребенок продолжал плакать. Сусика выскочила из-за коридорного поворота. Она сделала это почти так же, как это делают спецназовцы из полицейского сериала. То, что она увидела в конце коридора, изумило её. Там, в тридцати или сорока метрах от неё, открывалась просторная светлая зала, в дальнем конце которой сияли золотые слитки, изумруды, сапфиры, рубины и бриллианты, сваленные в высокие отдельные кучи, как в арабских сказках.

             Ребенка она не увидела.

- Твою ж ты мать… – тихо произнесла Сусика, опуская автомат.

             Мигель не смог сразу разделить удивление Рыжей Сусики. Он немного отставал и двигался спиной вперед. И всего за мгновение, как Сусика увидела настоящую пещеру Али-бабы, он увидел нечто другое. В мраморный коридор по стенам, по полу и потолку вползали грязные. Их было уже не трое, как в первый раз. Они ползли и ползли, как отвратительные человекоподобные пауки, и не было им конца.

- Вот черт! – заорал Мигель.

             И тут же затрещала автоматная очередь.

             Сусика мгновенно обернулась, прицельно выстрелила, свалив несколько тварей со стен.

- Быстрее, уходим! – крикнула она и потянула Мигеля к просторной светлой зале.

            Они шли к сокровищам спинами вперед, дырявя автоматной очередью гнойных полупрозрачных существ, которые шипели и щерили острые зубы, предчувствуя мясо. Грязные падали с потолка и стен с множественными пулевыми ранениями. Их кровь растеклась по белому мрамору темно красными лужами. Эти лужи быстро росли и сливались друг с другом. Живые твари начинали разрывать трупы мертвых, но их было слишком много и они все лезли и лезли вперед.

- Как их много! – стреляя, кричал Мигель.

              Они отступали, расходуя автоматные магазины и тут же заряжая новые. Отстреленные гильзы звякали о мрамор, грохот очередей множил страшное эхо, за которым растворился плач ребенка.

            А затем где-то за спинами раздался жуткий протяжный рык, который заставил Сусику и Мигеля остановиться и прекратить стрельбу. Полчища грязных, которые продолжали наползать, как гигантские тараканы, так же остановились. Задние товарищи залазили на спины передних, но дальше не шли.

          Трехтонный Хоруши-кам поджидал гостьей у конца мраморного коридора. Он мог напугать своим видом самого дьявола. Его пасть медленно раскрывалась, выпуская гортанный рык и литры липких слюней.

- Что там? – тихо спросила Сусика, боясь обернуться.

- Не знаю – Мигель так же застыл на месте.

- Насчет три? – предложила Сусика.

            Мигель кивнул. Сусика сказала «Три» и они развернулись на сто восемьдесят градусов. На расстоянии вытянутой руки перед ними возвышалось страшное серое чудовище.

             Хоруши-кам и в самом деле походил на громадного уродливого ребенка. Правда, его мясистые, местами изорванные щеки, которые волочились по полу, делали его так же похожим на гигантского бульдога. Он ползал на согнутых коленях, опираясь на кулаки, как горилла. Его многослойная грязно-серая кожа вызывала отвращение и скрывала реальные формы тела. Его толстые зубы могли размолоть лошадь. Стоя на коленях Хоруши-кам возвышался на пять метров от пола. Лысая, грязная и непропорционально большая голова с жуткими отвисшими щеками была вся в рубцах от многократных столкновений с бетонными стенами резервуара. С тех пор, как Броган осушил колодец и сделал из него хранилище сокровищ, Хоруши-кам испытывал тоску по канализационным жидкостям. От отчаяния он бросался на стены и разбивал лицо в кровь. Цепь протирала шею до кровавых синяков. Голова чудовища всегда склонялась на левую сторону, словно высматривая в противнике слабое место. Однако Сусику поразило не уродство и не грозность Хоруши-кама. Сусика буквально утонула в его громадных глазах со странными сиреневыми зрачками, обрамленными зеленой каймой. Эти глаза горели страданиями многолетнего одиночества. Хоруши-кам прожил всю жизнь в бетонной клетке, не видя неба, не зная запаха дождя. Он знал только вонь человеческих отбросов и вкус разлагающейся плоти.

            Рыжий цвет в мозгу чудовища ассоциировался с болью и смертью. Хоруши-кам смотрел на вооруженных людей несколько долгих секунд, затем сделал обманчивое расслабленное движение, словно отворачиваясь в сторону и тут со стремительностью росомахами схватил Сусику огромной пятерней за обе ноги и с силой швырнул к дальней стене денежного хранилища.

         Сусика успела лишь всплеснуть руками, роняя автомат. Она сильно ударилась головой о бетонный пол, а затем оказалась в полете. Все произошло так быстро, что она закричала, будучи уже в воздухе.

- Ах ты тварь! – Мигель попытался безуспешно выстрелить, но патроны в магазине кончились. Тогда он в панике бросил автомат, вытащил пистолет и два раза выстрелил в гору мышц и жира.

             Обе пули завязли глубоко в жировых толщах, больно ужалив чудовище. Хоруши-кам взвыл и бросился на убегающего Мигеля. Титановая цепь сразу загремела, натягиваясь с барабана на потолке. Сначала Мигель побежал к боковой к стене хранилища, но тут увидел, что барабан с цепью катается по прямой многотонной кран балке, которая позволяет твари свободно передвигаться вдоль границы сокровищ, но ограничивает движение к фронтальным стенам.

               Тогда Мигель припустил вдоль боковой стены в дальний конец помещения, где вздымались груды золота, изумрудов и бриллиантов.

             Хоруши-кам отталкивался кулаками и энергично подтягивал мощные согнутые колени. По длинным щекам стекали слюни, оставляя позади него мокрый след. Бетонные плиты, которыми был выложен пол, дрожали под тяжелым телом. Такой способ передвижения сильно тормозил Хоруши-кама и это спасло Мигелю жизнь.

             Сжимая пистолет в руке, Мигель бежал вдоль бетонной стены, как олимпийский спринтер. Позади него раздавался страшный грохот металла. Цепь чудовища разматывалась с жутким грохотом и увлекала за собой, скользящий по потолочной рельсе, барабан.

            Тем временем, непрерывно кричащая Сусика, сделав в воздухе несколько разворотов, пролетела по приличной дуге через всё хранилище, перелетела штабеля золотых слитков, перемахнула кубы плотно сложенных пачек купюр, обернутых в полиэтилен, и вошла головой прямо в семиметровую груду сапфиров. От её приземления сотни драгоценных камней разлетелись во все стороны, смешиваясь с соседними изумрудами и рубинами.  

              Сусика выбралась из синих камней, как сказочная принцесса. У неё трещала голова, из густых рыжих волос сыпались сапфиры. Помутневшим взглядом она наблюдала, как огромный Хоруши-кам, потрясая чудовищной цепью, надвигается в её сторону. Она попятилась назад и уперлась в стену. Немного оклемавшись, Сусика поняла, что чудовище преследует не её.

- Мигель! – вдруг прокричала она.

            Этот крик тут же отозвался радостной улыбкой Мигеля.

-Сусика! – крикнул он в ответ, не переставая бежать, как сумасшедший.

             Хоруши-кам почти настиг его. Чудовище разгадало траекторию жертвы и двигалось наперерез, стремительно сокращая дистанцию. Хоруши-кам раскидал штабеля золотых слитков, ворвался в зону сокровищ, разрушая горы драгоценных камней. Он прогремел совсем рядом с Сусикой.

          Мигель врезался в угол помещения и резко развернулся с береттой, сжатой обеими руками. Яростный Хоруши-кам кинулся на тощую испуганную жертву. Пятипалая рука мутанта с силой ударила по пистолету. Он выстрелил в пол и упал к ногам Мигеля.

           У Сусики сжалось сердце.

-Мигель! – снова закричала она.

           Поднять оружие Мигель не смел. Он зажмурил глаза, прощаясь с жизнью.

         Однако чудовище почему-то медлило. Мигель открыл глаза и увидел, что Хоруши-кам не может его достать. В силу геометрических особенностей резервуара, общей длины цепи и протяженности кран балки, углы хранилища были единственными местами, где жертва оставалась в безопасности.  

          Чудовище рычало, тянуло к Мигелю страшные руки, но достать его не могло.

             Крик позади напомнил Хоруши-каму о другой жертве. Чудовище бросилось в завалы сокровищ, чтобы разорвать рыжеволосую крикунью.

- Беги! – крикнул Мигель, быстро поднимая пистолет с пола. – Беги в угол!

           Сусика припустила вдоль длинной задней стены к противоположному углу.

           Если бы не преграды из золотых слитков и изумрудных куч, на которые приходилось натыкаться, Хоруши-кам давно настиг бы жертву.

             Сусика добежала до угла и развернулась лицом к чудовищу. Толстые пальцы с грязными ногтями царапали перед её лицом воздух.

            Хоруши-кам взвыл от неудачи. Затем обиженно прорычал. Хоруши-кам сидел на коленях и беспомощно тянулся к Сусике, сдерживаемый натянутой цепью. Он уже не выл. Он тяжело дышал, задыхаясь от своего проклятого ошейника. Испуганные глаза Сусики снова смотрели в эти странные сиренево-зеленые зрачки. В их ярости её женское сердце различало боль. Затем она обратила внимание на многочисленные рубцы на его теле.

            Мигель вышел из угла и прицельно выстрелил в серую гору жира. Чудовищный звук тысячу раз отразился от монолитных стен. Пуля прошла мимо цели и вонзилась в бетонную стену рядом с заглушкой на верхней трубе.

         Хоруши-кам бросился назад к Мигелю. Отступая в угол, Мигель выстрелил еще несколько раз. Пули вязли в слое жира. Они делали больно, но не причиняли вреда.

            Мигель прижался в угол. Он выбросил отстреленную обойму и зарядил новую.

              Хоруши–кам ненавистно молол перед ним воздух.

- Мигель не надо! – крикнула Сусика. – Не стреляй!

            Мигель опустил беретту. От Сусики его отделяли груды золота и драгоценных камней. Он видел только её рыжие волосы.

- Что? – крикнул он – Почему не стрелять!?

- Его кто-то запер здесь! – кричала Сусика - Разве ты не видишь?

- Нам то, что с этого?

          Их крик множил в хранилище страшное эхо.

          Взгляд Сусики скользнул вдоль боковой стены. Она увидела обрезанные концы труб, на которых стояли заваренные заглушки.

- Мы не будем его убивать! – с нервными нотками закричала Сусика.

        И тут на бетонный пол закапала кровь с её головы. Кровь текла из длинного сапфирового пореза, который она получила при падении.

-Черт! – тихо произнесла она, хватаясь за порез на лбу.

- Сусика? – прокричал Мигель, обеспокоенный паузой.

- Я сказала, не стреляй! – нервно взвизгнула она.

- Ты в порядке?

- Я в порядке! – крикнула Сусика.

             Она размазала кровь над бровью тыльной стороной ладони и вновь посмотрела на заваренные заглушки.

- Так что ты предлагаешь? – снова закричал Мигель.

- Здесь был колодец! – крикнула Сусика – Ему нужна вода.

- Что?

- Посмотри на его шрамы!

- И?

- Видишь, как протерты стены под трубами?

          Мигель посмотрел и действительно увидел на дальней стене длинные протертые полосы под трубами.

- И что ты намерена делать? – спросил он.

- Я намерена пустить воду и выбраться отсюда с золотом и бриллиантами.

- Как ты пустишь воду?

- Видишь заглушки на трубах?

- Вижу.

- Надо просто выстрелить.

- Ты уверена?

- Да, мой отчим был гидроинженером. Он рассказывал про канализацию. Заглушки здесь сделаны из мягкого металла. Выстрел пробьет дыру и мгновенно увеличит давление. Напор воды выбьет остальное.

- Но я не попаду отсюда!

- Тебе и не надо! Бросай беретту мне!

             Диалог жертв ввел Хоруши-кама в замешательство. Он понимал, что они подают какие-то сигналы и возможно строят план по его уничтожению. Рыча, он на всякий случай отошел ближе к центру хранилища, чтобы видеть обоих одновременно.

            Мигель воспользовался случаем и, сделав пару шагов, силой зашвырнул беретту в сторону Сусики. Пистолет закрутился над грудами золота, сапфиров, изумрудов, бриллиантов и рубинов. Его полет наблюдал озадаченный Хоруши-кам.

             Беретта чуть не угодила Сусике в голову, стукнулась о бетонную стену и упала на пол с глухим стуком. Она подняла пистолет, быстро проверил обойму и крикнула в сторону Мигеля:

- Отвлеки его!

              Мигель отпустил нецензурный оборот и побежал вдоль боковой стены.

- Ну, тварь! – обратился он к Хоруши-каму в вызывающем жесте – Хочешь мексиканского мяса!?

              Хоруши-кам был не прочь, но когда он бросился к нему, мясо вероломно побежало в укрытие.

              Сусика, не упуская времени, выбежала из угла, встала напротив стены, прицелилась. Из стены в восьми или девяти метрах от пола торчали три заваренных трубы.

              Сусика сделала ровно три выстрела и не промахнулась ни разу. Каждая пуля попала точно в центр металлической пластины. Каждая пластина была сделана по стандарту либревильского завода металлических конструкций. Этот стандарт был рассчитан на сдерживание определенного напора воды в трубе с диаметром до двадцати дюймов и толщиной в два дюйма. Этот стандарт никак не рассчитывался на попадание пуль из пистолета типа «беретта».

              Из пробитых дыр в заглушках в хранилище брызнули три тонких зеленоватых струи.    

            Сусика на свой страх и риск кинулась не обратно в угол, а прямо к тому коридору, откуда они пришли. Там она оставила свой автомат.

                Поток жидкости соприкоснулся с бетонным полом. Этот звук Хоруши-кам узнал бы среди миллиона других звуков. Он резко прекратил преследование Мигеля и развернулся назад с такой энергией, что его висячие щеки описали в воздухе крутую дугу. Все существо Хоруши-кама растворилась в этом звуке. Он больше не видел ни Сусику, ни Мигеля.

            Канализационная вода вырывалась наружу тугим напором и разбивалась о бетон капельными взрывами. Заглушки на трубах трещали по швам от резко возросшего давления. Хоруши-кам бросился под тонкие струи, которые били в центр хранилища.

              Его голова встала напротив средней струи, рот жадно открылся. В этот момент давление напора выбило среднюю заглушку, а следом и две соседних. Вода полилась настоящим шумным водопадом. Она быстро разливалась по сухой поверхности бетонного пола, стремительно подбираясь к стенам и подкрадываясь к сокровищам. В помещении резко запахло нечистотами.

           Хоруши-кам заплескался в растущей луже, как игривый пес. Он переворачивался со спины на живот и обратно. Водопадный шум, грохот цепей и скрип кран балки поглотили звук проходящего недалеко электропоезда.

Tags: Ник Трейси, Сусика и Мигель
Subscribe

  • На игле 2

    Денни Бойл конечно красава. Через 20 лет сделать картину фактически в том же ритме, что и первый фильм, но эта история лично меня накрывает…

  • Худая или толстая : кто убил малышку ? ("Каждая секретная вещь")

    Занятная детективная драма о девочках предбрачного возраста, которые в лета былой юности хладнокровно угробили грудного ребенка. За что получили по…

  • 7500

    Неожиданно вчера наткнулся на относительно свежий самолетный фильм, который как-то был упущен из внимания. Огромный лайнер летит то ли в Токио, то ли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments