barikripke (barikripke) wrote,
barikripke
barikripke

Сусика и Мигель, глава 20, глава 21

192272_900

Глава 20.

          До заката солнца оставалось чуть больше семидесяти минут, когда Сусика, Мигель и горбун Хакси выбрались из закрытой станции на поверхность. Мигель нес за спиной сумку с золотом, а горбун Хакси черный полиэтиленовый мешок с кишками мафиози, которых он распотрошил перед уходом. Они все еще находились в районе Джуджи-вест. По зеркалу стройных небоскребов скользили алые лучи закатного солнца. Предвечернее небо отяжелело перед переходом изо дня в ночь.

            Синий фургон горбуна Хакси ждал их неподалеку в тени африканских акаций, украшавших длинную Джуджи-авеню. Рядом находилась разворачивающаяся стройка нового небоскреба. Горбун Хакси открыл скользящую дверь фургона и закинул туда пакет с кишками. Мигель поставил рядом тяжеленную сумку с золотом и камнями.

- А эти кишки вам не подойдут? – спросил он горбуна Хакси, с отвращением пялясь на пакет.

              Горбун Хакси посмотрел на Мигеля так, словно тот его обозвал обидным словом.

- Эти кишки нам еще как подойдут. Только трупаки эти мои были, а значит и добыча моя. А твой долг за тобой.

- Все нормально, Мигель. – Сусика встала рядом с открытой дверцей фургона. - Я помню наше соглашение. Он получит свои кишки. Только пусть довезет нас до бара скользкого Чака.

- Садитесь уже – проворчал горбун Хакси и с силой задвинул дверцу кузова.

            Они все потеснились в кабине на передних сиденьях. Горбун Хакси завел фургон и надавил короткой ногой на длинную педаль газа.

              Фургон летел по каньонам улиц, подрезая и распугивая соседние автомобили. Сусика показала коротышке на белую башню небоскреба японских производителей роботов. Это было самое высокое здание в Либревиле. Как раз напротив этого футуристического сооружения приютился бар «Дурной койот». Пока они ехали, солнце село еще минут на десять.

             Синий фургон с буквой «Л» остановился у въезда на стоянку, которая как всегда была полна мотоциклов и ярких спорткаров. Над входом в бар уже зажегся синий неоновый койот. Каждые две секунды он поднимал голову, будто выл на луну.

            Горбун Хакси заглушил мотор, взглянул на червонное закатное небо.

- Ну, где ваши кишки? – спросил он, обращаясь к рядом сидящей Сусике.

- У нас еще около часа – ответила она – Я свое слово держу. Подъезжай к небоскребу японцев на той стороне улицы. Ровно за пять минут до заката. Мы вернем тебе долго там.

            Мигель с недоумением посмотрел на Сусику, но та знаком дала понять, что знает, о чем говорит.          

- Хорошо, я подожду еще час – горбун Хакси вытащил из-за пояса свой длинноствольный револьвер. – Но только не один. Мексикашка останется со мной.

- Идет – согласилась Сусика.

- Идет? – вспыхнул возмущенно Мигель – У тебя точно есть план?

- У меня всегда есть план.

           Горбун Хакси выбросил сумку с сокровищами к ногам Сусики, затем вернулся в кабину и переехал на другую сторону улицы, ближе к японскому небоскребу.

            В баре висел сигаретный дым и пивной душок. Народ под вечер все прибывал. Скользкий Чак был полон энергии и только успевал подгонять официанток.

             Он увидел её издалека и тут же переменился в лице. Роскошные волосы Рыжей Сусики растрепались и перепачкались в высохшей блевотине, на лице красовались кровавые разводы, на животе и руках алели свежие шрамы, джинсы порвались во многих местах.

- Тебя что, грузовик переехал? – скользкий Чак бросил на барную стойку стопку, в которую тут же полилась текила.

- Хуже – Сусика залпом выпила порцию текилы.

- Что случилось? - скользкий Чак терпеливо ждал, когда она начнет говорить.

- Бабаджо хотел меня продать – сказала Сусика, испытывая бодрящее действие текилы – Я хочу заявить совету одиннадцати.

- Ты это серьезно?

- Серьезно, Чак. Он договорился с этим чертовым ирландцем Броганом. Они должны были убрать меня из города незаметно под видом неудачной операции на печени. Он хотел продать меня, Чак. Продать, как рабыню, какому-то шейху!

- Это серьезное обвинение – задумавшись, произнес скользкий Чак – Если это так, то нужен свидетель.

- У меня есть свидетель.

- Кто он?

- Мигель. Мой…- она на секунду задумалась - мой сосед по дому.

- Твой сосед по дому?

- Да, а что?

- Он не подходит. Нужен кто-то из нашего круга.

-Что?

- Это серьезное обвинение – терпеливо объяснил скользкий Чак – Понимаешь? Нужен другой свидетель.

- Черт! – Сусика с отчаянием закрыла глаза и снова открыла их. – Ладно, мне нужна наличка – она водрузила тяжелую сумку с золотом и камнями на барную стойку.

              Затем расстегнула молнию на сумке.

- Сколько дашь за это?

              Скользкий Чак заглянул в сумку, запустил туда руку и вытащил горсть бриллиантов.        

- Тут очень много. Несколько сотен миллионов. Ты кого грабанула, моя девочка?

- Никого. Нашла в подземке.

          Тут с улицы в бар вошел еще один посетитель. Его приход заметили многие, поскольку от него несло нечистотами Либревиля. Бедняга был измазан в дерьме с ног до головы, его чумазое лицо кровоточилось глубокими порезами. Рукава на темной куртке превратились в лохмотья. Руки были покрыты многочисленными укусами.

- Господь всемогущий! – воскликнул скользкий Чак – Да что за день сегодня!?

             Ободранный здоровяк, источая вонь, добрался до стойки и забрался на высокий табурет рядом с Рыжей Сусикой.

- Виски – потребовал здоровяк - Ирландского чистого.

             И только тут, присмотревшись, Сусика разглядела на его лице татуировку в виде паутины. Это был пленник - живой и почти здоровый…

- Как тебе это удалось? – спросила она с обескураженным видом.

            Ирландец выпил виски, повернул голову к Сусике и осклабил белые зубы.

- Может тебя пули и не берут, но и я сделан из ирландского мяса. Черта с два меня кто-то сожрет живьем! Виски мне, виски!

- Чак..– лицо Сусики вновь было счастливым.

- Да?

- У нас есть свидетель.

Глава 21.

             За тридцать минут до заката к трехэтажному кирпичному особняку в псевдовикторианском стиле подъехал длинный черный фургон с бронированными стеклами. Красное солнце уже лежало на брюхе в конце длинной улицы африканского квартала. Фургон заехал прямо на зеленую лужайку перед домом. Дверь кузова отъехала и на траву спрыгнула Рыжая Сусика с черным полиэтиленовом пакетом, который был заполнен толстыми пачками крупных купюр. Следом за Сусикой выбрались шесть крепких мужчин преимущественно итальянского происхождения, одетых по-простому - в джинсы и рубашки с засученными рукавами. На шеях мужчин на цепочках висли круглые золотые медальоны с цифрой «11». Все они были вооружены крупнокалиберными пистолетами.

             Сусика прошла к входу в особняк, позвонила.

            Через секунду дверь открыл малыш Момо. Пожилой тучный гангстер с удивлением опустил глаза на мешок в её руке, а затем с тревогой взглянул на вооруженных мужчин.

- Я принесла долг – пояснила Сусика, поднимая мешок перед лицом гангстера.

             Малыш Момо отступил, пропуская девушку и не препятствуя мужчинам.

             Сусика нашла Бабаджо на третьем этаже в роскошных апартаментах. Гаваец утопал в розовых подушках под кружевным балдахином. За ним ухаживали полдюжины полуголых азиток в полупрозрачных трусиках. Они кормили его с ложечки, массировали спину и толстые руки.

           Сусика вошла без стука, пнув дверь посильнее. Эта внезапность заставила азиаток и Бабаджо застыть на месте, как в картине современного художника-эротомана. Таким она его и запомнила. Невинное выражение глаз в окружении вечного кайфа.

- Твой долг, Бабаджо – Сусика бросила пакет с деньгами к толстым ногам мафиози. – Теперь я тебе ничего не должна.

             Рыжая Сусика смотрела ему в глаза несколько секунд, пока Бабаджо не произнес:

- Прости… прости меня.

- Я уже ничего не решаю – в её голосе не было жалости - Тебя убила жадность.

               Затем она ушла, а вооруженные мужчины остались.

               За пять минут до заката горбун Хакси в собственном фургоне с удовольствием посматривал на небо и на наручные часы. Револьвер он приставил к виску Мигеля. Солнце умирало в глубоких улицах Либревиля. Последние красные лучи растворялись в надвигающихся сумерках.

- Ну, что воздыхатель, – злорадствовал горбун – Помолился Деве Марии? Кинула тебя девка, как пить дать кинула.

             За три минуты до заката на стоянку японского небоскреба подъехало желтое такси. Машина остановилась прямо перед синим фургоном.

             Дверца такси открылась. Мигель облегчено вздохнул. Это была Сусика.

            Она подошла к открытому окну со стороны Хакси.

- И что? – прохрипел он недовольно – Где кишки?

- Выходи - Сусика поманила его пальцами.

             Горбун Хакси и Мигель вышли на стоянку.

            Мигель шествовал за Сусикой с таким же недоумением, как и горбун. Сусика прошла вдоль длинного ряда представительных японских автомобилей и остановилась в десяти метрах от центрального входа в небоскреб. Мигель и Хакси встали рядом с ней. Они смотрели на неё с немым вопросом в глазах.

            Припозднившиеся сотрудники, торопясь, выходили из вращающихся прозрачных дверей вестибюля.

- Минута – проворчал недовольно горбун – Ты видимо меня за идиота держишь?

- Терпение, мой друг, терпение.

             За тридцать секунд до заката к вращающимся дверям небоскреба подъехал шикарный черный лимузин, который обычно в это время забирал главу японской компании.

- Ну все, детки, время на исходе – горбун направил револьвер в голову Мигеля.

           И тут с высоты шести сотен метров на крышу черного лимузина с ужасным оглушительным хлопком грохнулось что-то невероятно тяжелое. Удар был таким сильным, что крыша лимузина прогнулась до дна салона. Всех стоящих в радиусе тридцати метров обрызгало кровью. Бабаджо спустили с крыши по старой мафиозной традиции Либревиля, залив ноги цементом в медном тазу. От удара все его внутренности вылезли наружу.

-Забирай – кивнула Сусика на месиво, в котором уже невозможно было узнать человека.

- Хитрая бестия – глаза Хакси загорелись нездоровым огнем.

                 Он вытащил из кармана полиэтиленовый пакет и распрямил его, встряхивая на ходу.

                Сусика и Мигель приехали домой поздно, поймав такси. Мигель нес спортивную сумку, полную денег, который дал скользкий Чак за золото и камни. Они дождались лифта в подземном гараже и молча поднялись на 84-этаж. Хотелось мыться и есть.

               Они подошли каждый к своей двери на лестничной площадке. Мигель бросил сумку к ногам Сусики. Начал копаться в замке. Затем почувствовал на себе её взгляд. Сусика стояла у раскрытой двери своей квартиры и показывала глазами внутрь.

- Ты не шутишь? – улыбнулся Мигель.

           

Конец. 25.02.13      

Tags: Ник Трейси, Сусика и Мигель
Subscribe

  • Роман "Запертые" озвучили

    Мою книгу "Запертые" озвучили на канале Хранитель. Озвучку сделал Александр Шаронов, профессиональный диктор - официальный голос каналов…

  • Маленький людоед

    Народ, я начал выкладывать главы своего последнего романа. Очень интересная, на совесть продуманная и прочувствованная история. Читайте на литнете…

  • Дневники Барнби 7 января 2021 ( праздничная страничка)

    Але, але, Земля меня еще слышно? Я Барнби, тяну срок на вероятно самой отсталой планете в южных областях Z-Вселенной. Так то их много, но именно в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments